—    Приветствую тебя, путник!
—    Где я?
—    В приветственной пещере сайта zreactor.net
—    Дальше тоже пещеры? Лабиринт? Катакомбы?
—    Дальше — скальная порода. Пещеры и катакомбы в ней ещё предстоит выкопать.
—    Вы не ищете лёгких путей.
—    Лёгкие дороги редко ведут к интересным местам.
—    И что именно вы здесь делаете? Для чего всё это?
—    Это узловая точка. В ней собираются линии судьбы, тянущиеся из Будущего.
—    Понятно. Очередная шизо-терика.
—    Может и так — никто не застрахован. …Тебе знакома основная идея квантовой механики?
—    В общих чертах. Типа каждая элементарная частица не есть чёткий объект в конкретной точке пространства, а размазана по всей Вселенной как плотность вероятности.
—    Верно. Но не только элементарные частицы — любая система есть некая структура распределения плотности вероятностей.
—    И к чему это?
—    Обрати внимание: ты сказал «чёткий объект в конкретной точке Пространства». Пространство — только часть вселенского континуума. Есть ещё Время. Ты сможешь перенести центральную идею квантовой механики с Пространства на Время?
—    Ну да. Что-то вроде «любое событие — это не атомарный акт, а вероятностная структура, размазанная во времени из прошлого в будущее». Но, по-моему, это просто словоблудие — получается, что можно на прошлое влиять?
—    Да.
—    Это надо доказывать. Сформулировать набор гипотез, попытаться поставить эксперименты.
—    Да.
—    … Так вы тут этим занимаетесь?
—    И этим тоже.
—    Есть хоть одна гипотеза на простом человечьем языке?
—    Конечно. Все люди что-то планируют. Планирование — это программирование Будущего.
—    Квантовое?
—    Понимаю твою улыбку. «Добавь к названию проекта слово “квантовый” или “нейро”, и можешь смело удваивать сумму финансирования».
—    А разве это не так?
—    Где-то — так. У нас — не так.
—    Вы на какие деньги существуете?
—    Что-то зарабатываем сами, отрываем от семейных бюджетов. Что-то приходит от людей.
—    Вы — это активисты?
—    Да. Ядро проекта — активисты.
—    То есть вы существуете на пожертвования?
—    Жертвуют. Дарят. Жалуют. Вручают. Дают. Отдают. Передают. Одалживают. Кто как.
—    Вы любите тонкие нюансы. Чем вы привлекаете дарителей?
—    У каждого своя мотивация. Мотив — это не скаляр, это спектр.
—    Всё равно должен быть сильный повод для такого поступка — отдать свои кровные незнакомым людям на не пойми что.
—    Поступок — это не точечное действие, это вейвлет. Он начинается в Прошлом, задолго до самого юридического акта, нарастает до своего максимума на пике действия, и тянется далеко в Будущее во внутреннем мире субъекта.
—    Юридического акта? Вы как-то легко всё в одном котелке смешиваете — физику, этику, теперь ещё и правоведение.
—    Да, это легко, если давать вещам правильные имена и толкования. К примеру, право — это мера субъективного произвола, часть алгоритмики Бытия.
—    Звучит ёмко. У вас весь базис из таких формулировок состоит?
—    Стараемся. Мир целостен, он не делится на отрасли знаний и прочие химеры.
—    И у вас это всё где-то записано?
—    Процесс идёт. Мы только начали выход из тени. Закрытый режим — суровая необходимость. Это пренатальный период, беременность. Если плод преждевременно вытащить из утробы матери, он погибнет.
—    Пренатальный — то есть я сейчас нахожусь в инкубаторе?
—    Да.
—    У вас идеальный объект для распильного госбюджетного финансирования. Почему не используете?
—    Отчасти — не хотим. Отчасти — ещё не время. Сами придут и сами дадут.
—    О’кей. Про гипотезу проектирования будущего я услышал. А ещё что-нибудь есть?
—    Я эту гипотезу ещё не озвучивал.
—    Звучит интригующе.
—    Планирование — это проектирование будущего. Мы проектируем некую целевую модель и пытаемся построить пути её реализации. И при этом мы уверены, что эта целевая модель — продукт сугубо нашего творчества в смысле переработки прошлого опыта. Но откуда эта уверенность?
—    Понял. Целевые модели необязательно идут из Прошлого, они могут приходить к нам из Будущего.
—    Да. Попадают неким естественно-природным способом, или посылаются искусственно-техническим.
—    И посылаются необязательно людьми — нашими потомками. Это действительно интересно.
—    Именно так. Ты — «наш» человек.
—    Хорошо, я «ваш» человек. Что я могу сделать? Помимо вливания денег? У вас есть план действий?
—    Конечно. Первый этап прост и конструктивен — нам нужен проектно-аналитический портал.
—    Что от него требуется?
—    Грубо говоря, это веб-сайт, на котором участники будут вести проектные работы полного цикла — начиная от концепций, от метафизики.
—    Давно написано множество движков — управление контентом, форумы, вики, контроль версий. Подбираем подходящий, например по критерию минимума доработок и затрат на администрирование, и на нём работаем.
—    Для самого-самого начала работ — «нулевого цикла», — именно так мы и сделали. Но для основной работы этого мало.
—    Нужны какие-то небывалые фичи? Наверняка можно дописать.
—    Конечно, кое-что можно было бы дописать как плагины. Но архитектура у всех актуальных движков неподходящая.
—    Что же вы хотите получить в итоге?
—    Кластеризуемая система collaborative/coworking. Расширенная система типов контента: кроме RichText/HTML/media — графические языки типа UML/SysML, математические языки типа Wolfram/MathML.
—    Реализуются в виде плагинов к тому же Drupal или TikiWiki.
—    Графическое цитирование. Вычисляемый контент — не только в публикациях, но и прямо в теле форумных сообщений, комментариев. Введенные в тело сообщений выражения или программы могут вычисляться динамически — можно легко играть с математическими моделями, не запуская рядом с браузером математические программы и не гоняя исходники моделей между локальным диском и веб-хранилищем..
—    Зачем?
—    Так легче спорить.
—    Предполагаются массовые споры на математические темы? Кто и о чём будет спорить, кидаясь в супротивника формулами?
—    Сам проектно-аналитический портал не ограничен в темах — можете, к примеру, развивать там кружок радиолюбителей. Или самодельщиков-самолётостроителей. Нам интересны не сами проекты, а ход их развития — причём в самых мелких деталях.
—    Что вы имеете в виду?
—    Нейросоц.
—    Ещё одно сверхмодное словечко. Хотите очередной фейсбук, только с формулами, для ботанов?
—    Соцсети — это питомник нейропаразитов.
—    Сам ненавижу эти помойки. Но во многих обыденных сценариях они действительно эффективны.
—    Задумывался, почему?
—    Задумывался. Много причин, одну выделить трудно.
—    Нетрудно. Это асинхронность. Есть такая медицински вредная сентенция: «умному человеку сигарета даёт время подумать». Участнику соцсетевой формы организованности необязательно реагировать на месседж сразу, можно вступить в дискуссию через десять лет после её угасания. Дискурс может расти сколь угодно долго, «наплавляться» какими угодно порциями. Таким образом, структурируется и институционализируется огромный пласт «социальных вспышек» — одноразовых короткоживущих в другом технологическом контексте образований. Иногда это приносит практическую пользу, отчуждаемый результат, но чаще всего это просто болтовня и гоняние мемов по дисплеям.
—    Пожалуй, соглашусь. А нейропаразиты в вашем словаре — это что?
—    Мемы и другие вирусоподобные информационные объекты, паразитирующие на мозге людей разумных. Не в материально-биологическом смысле, разумеется — субстратом выступает, так сказать, программно-аппаратная среда центральной нервной системы. Передаются нейропаразиты преимущественно в текстовой форме, но не только: по мере развития технологий отложенных коммуникаций — письмо, книгопечатание, звукозапись, интернет, и мультимедийных типа кино, видео, атонального музыкального материала, — каналы передачи смыслов и сигналов значительно расширились и усложнились. «Язык кино» — это не буквы и слова, это ситуации–сцены, каждая из которых в текстовом виде заняла бы не один абзац, и даже не одну страницу.
—    Ну да. Нечто подобное я и сам для себя определял. Было бы интересно сравнить с вашими наработками.
—    Делай материалы, размещай на сайте. Ты уже с нами.
—    О’кей. Так чего вы ждёте от своей правильной соцсети? Какой такой нейросоц?
—    Прежде всего, это развитие экзокортекса.
—    Книги, поисковые индексы — это уже экзокортекс. Тексты, схемы, чертежи, программные средства, чек-листы, методички — это «внешняя кора», расширение биологического неокортекса. Смарт-устройства — ещё ближе, ещё функциональнее. Вы хотите пойти дальше, я правильно понимаю?
—    Да. Мы хотим создать гибридный интеллект.
—    И снова сверхмодное словечко. Куда ни плюнь — везде искусственный интеллект. Скоро спички будут настроение адаптивно улучшать. Или портить. Вы хотите что-то в мозги вживлять?
—    Необязательно. Скорее всего, всё это появится, причём без нас, но не во вживлении дело.
—    А в чём? Кругом автоматика, роботы-водители, нейросетки в будильниках. Скоро думать о реальности не нужно будет совсем.
—    Это всё не то. Нейросети, глубокое обучение — это всё части Хаоса. …
—    … Продолжайте.
—    Вся автоматика-кибернетика — это, так сказать, хтонические сущности. Духи стихий, демоны, ракшасы, только искусственные, артефакты. Они не могут творить. В лучшем случае — если их обуздать,— они могут упорядочивать свой участок Хаоса. Существующие нейросети не творят и не передают суть, они только имитируют, подражают. Продуктивность, которую мы им приписываем — это апофения, ошибка интерпретации. Пока их создаём и программируем мы — люди, они приносят нам пользы больше чем вреда. Но если их созданием займётся искусственный интеллект, то такой уверенности уже не будет, поскольку сам ИИ будет тоже хтонической сущностью.
—    Пугаете. Понятно. А противоположность Хаосу — это Космос?
—    Да.
—    И что там?
—    Там порядок. Центральный субъективный принцип Хаоса — «вокруг меня ничего нет». В физике это проявляется как близкодействие. Центральный субъективный принцип Космоса — «всё во мне, всё есть я». Это — синергия.
—    Слишком много метафизики. Шизотерика сплошная, я не вижу здесь слоя практики, конкретики.
—    Конкретика близко. Тексты, чертежи, методички и прочее — это завершённые формы. В общем случае мы не знаем, как именно они были получены. Конечно, в математике всё достаточно строго — каждый нетривиальный шаг должен быть документирован, но даже это знание — послезнание. Сам процесс поиска решения, доказательства, оптимизации, обобщения, чаще всего остаётся за кадром.
—    Да, проникнуть в голову учёного или инженера в процессе его работы пока что невозможно. Разве что он сможет и захочет фиксировать хотя бы самые важные моменты. Но это удел великих педагогов-методистов и методологов, «дважды гениев». Я много об этом думал.
—    Следующий шаг развития невозможен без преодоления этого когнитивного барьера.
—    И вы хотите построить систему, которая будет фиксировать «внутреннюю кухню» умов инженеров и учёных непосредственно в процессе их работы над проектами?
—    Да.
—    А потом формализовать этот процесс?
—    Необязательно формализовать. Те же нейросети с машинным обучением неформальны по своей сути, но задачи решают. Когда нейросети занимаются узнаванием лиц на видеосъёмках или распознаванием текстов, то они работают с огромными массивами простых элементарных сигналов. В нашем случае таким потоком сигналов будет фиксация манипуляций над объектами-представлениями в нашей программной среде. Причём не только в смысле «квадратик перетащили оттуда сюда», а преимущественно в смысле манипуляций в слое семантики — маркировка, соединение, разделение, группировка и так далее.
—    Сильный ход. Должно сработать. Но людям должно быть удобно работать с этим инструментом, а тут мало кому хватает усердия даже на освоение десятипальцевого метода.
—    Да, это проблема. Конечно, нам нужны более сильные человеко-машинные интерфейсы. Может быть, это будет слежение за зрачками, за микромоторикой рук, мы не знаем. Пускай над этим работают большие корпорации — всё равно это завязано на сложнейшие передовые технологии, и для малой группы попросту неподъёмно.
—    И как быстро вы рассчитываете увидеть ожившим своего монстра?
—    Не знаем. В любом случае это многие годы.
—    И в итоге он будет лучшим на планете радиолюбителем?
—    Верный ход мыслей. Для создания сверхсложного разума нужен сверхсложный проект. И он у нас есть. Строго говоря, с него всё и началось.
—    Общая Теория Всего?
—    Почти. Ты будешь смеяться, но это Проектирование Будущего.
—    Шо, опять?
—    Только проектирование в буквальном смысле — симулятор цивилизации полного цикла. Начиная от геофизики, природных ресурсов, климата, биосферы, и дальше — биоэкоценозы, принципы расселения, типы хозяйствования, типы связности, типы экономик, социальные модели, геополитика, персональная, трансперсональная и групповая психология, этические системы, политические системы.
—    Осилите?
—    Конечно.
—    Осилите саму задачу, или задачу порождения сверхразума-Голема на этой задаче?
—    Сначала саму задачу, по ходу её решения и вторую.
—    Прикидывали, какие ресурсы вам понадобятся?
—    Для старта, для программистских экспериментов — прикидывали. Более того, значительная часть железа уже есть.
—    Крутой сервер?
—    Сто серверов. Грид из нескольких кластеров. Нафарширована полностью половина, вторую половину ещё надо доукомплектовать. Платформы не новые, десятилетней и более давности, но серьёзные, корпоративного класса. Под тысячу ядер, около трёх терабайт RAM, под сто терабайт дискового пространства, FibreChannel, Infiniband.
—    Обалдеть вы мазохисты. За свои деньги. И что на них крутится?
—    Пока что экспериментируем, выбираем бэкенд. Распределённые базы данных, виртуальные гипермашины, программные экосистемы.
—    Успеваете?
—    Нет. Всё идёт очень медленно. По большому счёту, всё держится на одном человеке, а ему ещё надо успевать на жизнь зарабатывать.
—    Вы так долго не протянете.
—    Да. Поэтому и выходим из тени. Проект надо хоть как-то институционализировать, собрать команду и раздать роли. Опять же, человек внезапно смертен. Будет обидно.
—    Внутреннюю кухню самого проекта как-то автоматизировали?
—    Да. Домен на FreeIPA, но на него не всё завязано. Почта на Zimbra. Публичный «внешний» сайт на Drupal. Сайт «нулевого цикла» sig.zreactor.net с техническими вопросами и внутренней кухней проекта — на TikiWiki. Git-хаб на Gogs. Поставили Redmine, хотя будем ли его использовать, или будем юзать интегральные возможности TikiWiki, пока не решили. Хозяйственные мелочи типа IPAM и GLPI — само собой.
—    Выглядит толково. Дизайнер есть, или ресурсы в колхозном стиле?
—    Пока по остаточному принципу. Будем рады увидеть в команде стилиста-оформителя.
—    Я так понимаю, вы на своём железе живёте, не на арендованном?
—    Да. Свой маленький домашний датацентрик на нескольких серверах.
—    Хорошо, а программисты есть? Постановщики задач?
—    Пока никого не рекрутировали. Постановка пока неформальная, постановщик-неформал один.
—    Понятно, добываем огонь трением.
—    Имеем что имеем.
—    В общих чертах, что в итоге нужно напрограммировать? Нужны гении, или эникейщики сойдут?
—    Нужны гении.
—    И как в итоге будет выглядеть система? Архитектура, кейсы?
—    Портал collaborative. Semantic web. Темы-проекты. Ресурсы тем-проектов организованы как структура-сборка, собраны в хранилище типа тех, что используются в САПР. Сборка веб-страниц и рендеринг разделены на несколько слоёв, граница слоёв может перемещаться между клиентской стороной и фронтенд-кластером портала — быстрые клиенты забирают больше работы себе, медленные больше грузят наши серверы. Фронтенд-кластер предварительно на Erlang/N2O. Вычислительные задачи решаются в федеративном гриде типа BOINC — участники могут делегировать часть своих вычислительных ресурсов проекту. Вычислительные и симуляционные кластеры самого портала также в общем доступе.
—    Симуляционные — это для симулятора цивилизации, для проектирования Будущего?
—    Для нас — да, но доступ для других проектов тоже будет.
—    Это очень сложная задача. Какой инструмент планируете использовать?
—    Пока только список желаний. Хочется видеть возможности MatLab/Simulink плюс возможности AnyLogic. Но всё это низовая, тривиальная часть.
—    А нетривиальная?
—    Один из кластеров грида имеет внутреннее название "мыслетрон". К каждому участнику или проектной роли привязывается «дух», «аватар». Это уже компонент ИИ. По замыслу, поначалу он будет помощником-ассистентом, и просто отслеживать действия человека-участника, постепенно накапливая в себе паттерны поведения. Если удастся накопить синергию, то после достижения некоторого порога этот аватар сможет выполнять часть сложных когнитивных функций человека, причём в идеале не «снизу вверх» — от имплицитных наборов правил и стохастики, а «сверху вниз» — от слоя абстрактных методологических представлений. Но, как минимум, это будут рефераты и авторефераты, дайджесты, активный поиск информации, даже некоторое активное участие в дискуссиях.
—    И вести проект вместо человека?
—    Надеемся, но это не главное.
—    А главное — эти аватары будут взаимодействовать между собой?
—    Точно. И с внешними ресурсами. Супер-боты, только не для мартышачьего гвалта в соцсетях, а для интеллектуальных суперпроектов. По большому счёту, это будет одна сущность, работающая индивидуально со многими партнёрами-людьми, и проявляющаяся во множестве ипостасей. Это и есть ключевая идея.
—    Знаете, во что вы упрётесь?
—    Конечно. В язык. Естественные человеческие языки будут сильно ограничивать систему, перегружать ресурсы задачами адекватной интерпретации, устранения неоднозначностей.
—    И что вы себе думаете?
—    Поскольку людей исключать из процесса мы не планируем, то слой Natural Language Processing всё равно необходим. А вот внутри собственно модуля ИИ нужна чрезвычайно сильная языковая среда. Какая именно, пока неясно. Возможно, это будет связка какого-нибудь LogLan или Ithkuil и RDF/OWL.
—    Это точно не для людей.
—    Транзитные слои между внутренними и внешними представлениями знаний и сообщений ещё сложнее. Кроме того, в творческих задачах люди лучше взаимодействуют с людьми, а потому наш ИИ должен обладать неким подобием личности. Шалить, играть словами, капризничать.
—    И мы таки получим Голема Четырнадцатого.
—    Станислав Лем был гением. Но это не совсем то. В самом начале прозвучал термин «гибридный интеллект», не просто искусственный. Люди-участники будут всегда важнейшей частью системы. Хотя бы потому что мозг homo sapiens sapiens — отличный решатель широкого класса задач, и разбазаривать такой ресурс неразумно.
—    Звучит немного по-людоедски.
—    Есть такое. Мы — «щупальца Будущего». Та сущность, что нами движет из Будущего, необязательно Человечество, как мы его привыкли себе представлять.
—    Жуть. Я теперь всю ночь спать не буду. Пойду переваривать.
—    Возвращайся!